портрет Шостаковича

Прелюдия и фуга ре мажор

 

В 1950-м году мир отмечал одно событие. Это было 200-летие со дня смерти Иоганна Себастьяна Баха. В Лейпциге, где великий композитор работал почти тридцать лет, организовали Баховский фестиваль и конкурс исполнителей. Дмитрий Дмитриевич Шостакович входил в состав жюри конкурса.

 

Он принимал участие в торжествах и как исполнитель, и как композитор. Во время большого концерта, который состоялся в конце фестиваля, играл финал его первой симфонии. Шостакович исполнил в этот вечер тройной концерт Баха вместе с другими двумя советскими пианистами.

 

Музыка Баха наполнила собою Лейпциг на время празднования юбилея. В известной церкви св. Фомы (Томаскирхе), где Бах когда-то руководил хором и играл на органе, исполнили «Страсти по Иоанну» и мессу си минор.

 

Советский композитор всегда преклонялся перед гением Баха. Величественные и возвышенные картины, близкие Баховским, и прежде попадались в его произведениях. Полифония также привлекала его с давних пор - многие страницы музыки Шостаковича отмечены сложным многоголосием. Будучи под впечатлением поездки в Лейпциг, Шостакович решил создать большой цикл полифонических пьес, взяв за образец «Хорошо темперированный клавир». И вот спустя более чем двести лет после Баха, на свет появился новый сборник фуг и прелюдий, написанных во всех минорных и мажорных тональностях. Этот сборник потрясает огромным мастерством и богатством содержания. У Баха есть 48 фуг и прелюдий в обоих томах «Хорошо темперированного клавира». Это значит, что у него каждая тональность появляется дважды. У Шостаковича же в двух томах 24 фуги и прелюдии. К тому же, в отличие от Баховских, у Шостаковича фуги и прелюдии расположены по квинтовому кругу (то есть с параллельными тональностями), а не в хроматическом порядке. Первую пару пьес Шостакович написал в до мажоре, вторую - в ля миноре, третью - в соль мажоре, четвертую- в ми миноре и т. д.

 

Современные, вообще характерные для творчества Шостаковича, образы заключены в его прелюдиях и фугах в полифоническую форму, выработанную еще в XVII-XVIII веках. Обращение к старинным средствам развития и формам дало многим пьесам в сборнике особенную величавость и строгость. И одновременно, фуги и прелюдии чрезвычайно контрастны, разнообразны, как и большинство других произведений Шостаковича, с которыми они тесно соединены.

 

В творчестве композитора много мечтательных, прозрачно-светлых страниц. И фуга ля мажор, и прелюдия принадлежат к ним. Особенно фуга, которая основана на трезвучной теме серебристого чистого звучания - словно трубы перекликаются в тишине:

Но за ними в сборнике размещено одна из трагичнейших композиций Шостаковича - прелюдия и фуга фа-диез минор . Тема фуги - прерывистая, скорбная, со стонущими острыми мотивами:

Прелюдия и фуга ре-бемоль мажор напоминает гротескные, вражеские, «злые» образы симфоний Шостаковича. Последняя, фуга ре-минор перекликается с сильной концовкой пятой симфонии. Очень многие темы прелюдий и фуг носят заметный русский характер. К примеру, тема фуги ре мажор, которую мы рассмотрим подробнее, именно такая.

 

Все в целом же это сочинение - прелюдия и фуга ре мажор - не лишено смысла, ясное и светлое.

 

Старинная форма прелюдии циклична и нередко контрастирует с темой фуги. Строгие законы построения не обязательны для прелюдии. Текучей и подвижной она бывает часто, словно ее импровизируют тут же за инструментом. Прелюдию можно назвать фоном, на котором ясно выделяется фуга, являющаяся произведением строгой формы. Контраст этот сохраняется и в прелюдии, и в ре-мажорной фуге Шостаковича. Однако помимо этого в них есть довольно интересный контраст стиля. Прелюдия с ее арпеджированными аккордами, позвякивающими как на клавесине, с мелодией, что напоминает менуэт, очень близка к старинной клавирной музыке. А тема фуги, как уже отмечалось, носит русский характер, перекликаясь с мелодией «Камаринской». Вроде бы это слишком различные темы, разве можно объединять их в одном Цикле? Но Шостакович всегда был настоящим мастером таких контрастных сопоставлений. Весь цикл объединяют юношеское светлое настроение и прозрачное камерное звучание.

 

Прелюдия же стала как будто воспоминанием о Баховских пьесах, которые композитор играл в детстве. Ведь во время обучения их играют все, и Шостакович исключением не был. Некоторое время звучание прелюдии, ее строгая мелодия (в басу), ясные, чистые гармонии почти совсем приближают композицию к старинной музыке:

И вдруг в разворачивании мелодии композитор неожиданно задевает область, далекую от классического мажорного лада. Обогащение лада привносит чувство современности, новизны, свежести. Звучит средняя часть прелюдии, написанной в трехчастной форме. Наверху теперь менуэтная мелодия, а арпеджированные аккорды - в нижнем регистре. Тема звучит задумчиво и нежно, красиво модулируя в си минор. В репризе она в несколько измененном виде снова проходит в басу. На звучании большой секунды замирают позвякивающие аккорды.

 

Фуга из трех голосов начинается как бы с поисков темы:

Сначала идет «проба» повторяющегося звука ля в альтовом голосе и пауза. Затем звук ля опевается, и к нему присоединяются верхняя секунда си и нижняя квинта ре. Еще один повтор и пауза. И вот музыка уже бежит, весело приплясывая. По всем правилам тональный ответ следует в верхнем голосе, а в среднем - противосложение, сохраняющее танцующий характер темы и звучащее припевом к основной мелодии:

 

Тема проходит несколько важнее и солиднее в басу сразу после небольшой интермедии.

 

Экспозиция завершилась. Звучит разработочная часть фуги, где тема подвергается различным «приключениям». После семитактовой, построенной на отдельных мотивах интермедии, тема дважды проходит в миноре - в си и фа-диез миноре, где она звучит трогательнее и мягче. Затем она возвращается к основной тональности - ре мажор - еще раз. Но «путешествие» тонов далее направляется в «чужие» края: тема идет в соль мажоре и фа мажоре - тональностях, которые далеки от классического ре мажора. И тут происходит нечто неожиданное, что не предусмотрено строгими законами контрапункта: тема резко «сбивается» со своего пути. Начинается она с ми-бемоль и должна бы звучать вот так:

Но звучит она так :

Новое событие: бас три раза повторяет начало темы от звука ля, однако совсем не двигается дальше. Далее в фуге звучит юмористическая стретта. Стретта - каноническое проведение темы в фуге, когда каждый имитирующий голос вступает до того, как тема окончится в предыдущем голосе. Едва тольео один голос произнесет тему, как другой сразу перебивает его. Из-за этого тема нигде не звучит точно. Создается впечатление, что голоса, звеня, вырвались на свободу, передразнивают друг дружку и специально путают фугу. Еще одно «путаное» проведение мы видим в си мажоре. Возникает даже некоторый драматический оборот,- что, если так и не получится завершить фугу по всем правилам? Но тут степенно приплясывающая мелодия вступает в басу на forte. Все хорошо. Тема возвратилась к своему первичному облику в тональности ре мажор (репризное проведение). Эту шутливую фугу, написанную Шостаковичем с поразительным мастерством, заканчивает «классическая» солидная каденция.